Обо мне

Моя фотография
Днепропетровск, Ukraine
Я - мама замечательного шаловливого мальчугана

суббота, 9 мая 2009 г.

У твоего ребеночка признаки даунизма

Через несколько минут мы с Артурчиком остались вдвоем, я не могла на него насмотреться. Попробовала накормить. Я не могла понять, почему он так сильно высовывает язычок, ну прямо очень сильно. Для себя решила, что это он выталкивает всякую «каку», которая у него осталась после пребывания у мамы под сердечком (воды были очень грязные).

Мирослава Антоновна зашла ко мне немного позже, может минут через 20, или больше, не помню. Она присела возле меня, а у меня внутри все похолодело. Наверное почувствовала ее напряжение. Спросила как я себя чувствую, я ответила, что отлично. Она взяла меня за руку и сказала: «Ты знаешь, у твоего ребеночка есть признаки даунизма». Предательские слезы уже стояли у меня в глазах. Я спросила: «Какие признаки? Что вы увидели?» Она ответила: «Узкие глазки, широкая переносица…», я не дала ей продолжить, рассмеялась и сказала, что его отец узбек, и у него конечно же узкие глаза, и широкая переносица. Она говорит: «Правда? Я ведь не знала. Ну слава Богу!». Еще сказала, что обычно в таком случае на ладони присутствует поперечная линия, а ее нет, вот она и сомневалась тоже.  Но все же сказала, что утром прийдет неонатолог и  скажет точно. Начала что-то говорить про Кривой Рог, анализ, который даст точный ответ. Я не принимала это. У меня был один ответ для всех врачей – ЕГО ОТЕЦ – УЗБЕК!

Сейчас я понимаю, что уже в тот момент я видела, что на Заира он абсолютно не похож, и на меня не похож, и глаза совсем другие. И ощущение у меня тогда было такое, что жизни у меня больше нет и не будет. Ведь я ни капельки не знала про синдром Дауна, и это слово ДАУНИЗМ для меня было чем то ужасным. Воображение в секунды рисовало шокирующие картины будущего, даже не знаю почему.

Неонатолог пришла около 10-ти утра. Меня и мою соседку, которая родила на 5 минут раньше, еще не перевели из предродовой палаты, и с нами лежала еще одна роженица со схватками. Как раз возле нее был заведующий роддомом, а неонатолог подошла к моему Артурчику. Она позвала заведующего, прошептала ему что-то, он одним взглядом посмотрел на Артурчика и сказал: «Ну что ж поделаешь». Вздохнул и отошел. Для меня это снова прозвучало как приговор, и сердце упало.

Неонатолог спросила, говорили ли мне о диагнозе, хотя наверняка знала, что говорили. Я ответила: «Мне говорили, но ведь Вам же тоже говорили, что его отец – узбек?» Она ответила, что это ничего не значит, хоть узбек, хоть кореец, хоть и негр, такие детки имеют характерные черты, и они у нас есть. Я опять в нападение: «А ведь поперечной линии на ладонях нет!!! А должна быть!!!». Она еще раз осмотрела крошечные ладошки, линии не нашла. Сказала, что даст мне координаты Криворожского генетического центра, надо будет поехать, сдать анализ. Я ОТКАЗЫВАЛАСЬ ВЕРИТЬ. А отсутствие характерных линий на ладонях мне давало еще больше надежды.

Каждый день, когда неонатолог приходила на утренний осмотр, я смотрела на нее, мысленно умоляя сказать мне, что она ошиблась, и уже все в порядке, ведь Артурчик так похорошел. Только желтушка появилась.



Я спросила неонатолога, когда можно будет сделать анализ, она мне ответила, что ближе к полугоду. Сказала: «Поедете домой, пусть он привыкнет, адаптируется, а в пол года сделаете анализ». Теперь я понимаю, что она наверняка не хотела, чтобы я отказалась от ребенка, хотя у меня и в мыслях не было. А гинеколог, наоборот, сказала: «Выпишитесь и сразу же поедьте сдайте анализ», хотя об отказе она ни слова не говорила. В этом смысле мне очень повезло, со стороны врачей не было никакого давления. Только когда мы уже лежали в отделении патологии в детской областной больнице Кировограда, педиатр мне сказала: «Сдадите анализ, а потом уже будете сами решать». В ее фразе тоже не было ни слова об отказе, но был явный намек, и мне стало очень больно. Я не представляю, что чувствуют родители, которым прямо говорят, что нужно отказаться от ребенка. Как они переживают это???

Родители мои в тот момент поступили не очень корректно. Папа приехал в больницу, и прямо так сказал: «Мы с мамой поговорили и решили, что если диагноз подтвердится, ты его оставишь. Будут еще у тебя дети, не переживай». Я не сказала ни слова, просто разрыдалась. Потом в палате медсестра меня успокаивала. Она же мне и рассказала, что когда училась, то к ним пришел читать лекцию профессор. Когда он вошел в аудиторию, у них у всех отвисли челюсти. Говорит: «Смотрим – ну Даун ведь, а профессор». Вот так…

Там же в Кировограде у нас взяли кровь на анализ, сказали через 3 недели будет результат. Мы уже были дома, я позвонила неонатологу, которая нас вела, она сказала, что анализ конечно плохой, синдром Дауна подтвердили, но необходимо приехать и сдать второй раз, чтобы была больше вероятность и потом нам оформят инвалидность. Естественно я не поверила!!! Кто еще есть такой как я? Наверняка у всех были мысли, что анализ показал неправильный результат. Тем более когда она сказала, что надо сдать повторно.

Мы собрались и поехали в Кривой Рог в генетический центр. Я просто уверена была, что там диагноз не подтвердят.

Генетик в Кривом Роге мне понравилась. Она в нескольких словах объяснила нам о самом синдроме, о том, какие это детки, что они могут ходить в садик, а вот в общеобразовательную школу, увы, пока нет. Сказала, если ребенок растет в семье, он намного лучше развивается. Как хорошо, что это все слышала моя мама, потому что у нас в селе есть только детки с ДЦП и они практически все лежачие. Мама думала, что и у нас так будет. Скорее всего поэтому они с папой и «решили», что я откажусь.

В Кривом Роге мы сдали анализ, сделали УЗИ сердечка и поехали домой. На сердце у меня полегчало, несмотря на то, что генетик с уверенностью подтвердила диагноз по внешним признакам. Порока сердца не обнаружили, что тоже радовало. Было только овальное окошко, которое к году, максимум к двум, может закрыться само.

Когда через три недели пришли результаты и диагноз подтвердился, я окончательно успокоилась. Наконец-то я знаю ответ. Не надо себя обманывать.

Мама об отказе молчит, и мне от этого легче. На самом деле, она лично мне ни разу не сказала об этом, а все ходила сестру уговаривала, чтобы та со мной поговорила, на что Вика ей ответила, что она мне врагом становиться не собирается и таких советов давать не будет, пусть сама решает. Потом пошла к подружке моей Оксане, она сказала, что тоже со мной об этом говорить не будет, и вообще: «Тетя Таня, она его не отдаст!!!».

Папа мой приезжает каждые три месяца внука проведать из Москвы, любит его безумно, к старому разговору ни разу не возвращались. Я думаю, им самим стыдно за свои слова и мысли.

Одна только моя бабушка, Артурчику прабабушка, до сих пор вздыхает «Ой, горе». То предлагает: «Может его куда-нибудь сдать?», то говорит, что теперь с «калекой» меня никто замуж не возьмет и вообще, «пропала моя жизнь». Но я на это не обращаю внимания, она всегда причитала «Ой, горе» по любому поводу.

P.S. Спустя 5,5 лет хочу добавить, что сына моего все обожают – бабушка, дедушки, тети, двоюродные брат и сестра, а также все мои друзья – все поддерживают. Моя бабушка (его прабабушка) к нашему глубочайшему горю недавно умерла, но она тоже очень любила Артурчика, только переживала, что много «шкоды» делает))) Она у нас всегда была такая «переживательная».

От нас никто не отвернулся, все нас любят и общаются без проблем, Артур ходит на детские дни рождения к обычным детям и активно участвует во всех мероприятиях, ходит в детский сад, бегает, прыгает, танцует, играет в те же игры, что и все дети, понемногу продвигается в речи. В общем, я еще раз хочу сказать, что в момент, когда он родился, даже представить себе не могла, что наш диагноз НЕ ДЕЛАЕТ жизнь такой, какой я тогда ее себе представила, будучи в роддоме. Наоборот, мы очень счастливы!!! И этой зимой впервые едем кататься на горных лыжах!

пятница, 8 мая 2009 г.

Мама, я родился

Через пару часов после меня в роддом поступила еще одна роженица, узнала я ее, уже когда мы лежали и обнимали своих малышей. Это была наша соседка с села… Она как то умудрилась справиться быстрее меня, когда ее с предродовой уводили в родзал, я кричала, чтобы меня сначала забрали, потому что Артурчик уже был готов появиться на свет!!! Чтобы было понятнее, я рожала в Александрии, в роддоме районной больницы, там один родзал и только на одну роженицу… Я так испугалась, что меня оставляют одну а он уже сейчас родится. Доктор меня успокоила, показала как дышать, и ни в коем случае не тужиться. Те пару минут мне показались вечностью, пока я услышала, как закричал ее ребенок, и поняла, что возвращаются ко мне. Со Светкой осталась акушерка, а доктор и медсестра прибежали ко мне. Быстро подложили чистую пеленку, Мирослава Антоновна подставила под мою ногу свое плечо, я поднатужилась и даже не успела понять, как уже услышала крик моего малыша!!!! «Есть твой мальчик». Так родился мой Артурчик в предродовой палате прямо на кровати. В 5 утра, как и предсказывала моя гинеколог. 8 мая 2009 года. 
Медсестра и доктор, когда перерезали ему пуповину, смотрели на него и друг на друга большими круглыми глазами и перешептывались. Я улыбалась, они ведь не знали, что отец моего малыша – узбек, вот и удивляются наверное, чего это он такой.
Артурчика положили мне на живот, и это было самое счастливое мгновение в жизни, еще ничем не омраченное. Вот какой он был в ту минуту.

Я все еще жду тебя, малыш

Приехав из Чехии на девятом месяце беременности, я быстренько побежала договариваться насчет родов и становиться на учет. Сдала кое-какие анализы, их правда было недостаточно, но особо меня не напрягали. На УЗИ в 37 недель мой гинеколог сказала, что плод имеет размеры меньше, чем должны быть по сроку, и не мешало бы пройти какое то там генетическое обследование, так как она подозревает, что ребенок может отставать в развитии. Я спросила, можно ли будет что то изменить, она ответила «нет». Я отказалась идти на это обследование и вообще забыла ее слова. А вспомнила только через пару дней после рождения Артурчика.
Срок мне ставили на 6 мая, я пришла 5-го и ушла домой ни с чем. «Рано, приходи послезавтра с вещами, посмотрим»,- сказала Мирослава Антоновна, мой гинеколог. 7 мая та же ситуация. Но так как я пришла с вещами, то в палату определили, утром сказали сдать анализы и на праздники домой, прийти 11-го. Но Артурчик ждать, пока все отпразднуют День Победы, не захотел. В тот же день 7 мая и начались схватки. Я рожала первый раз, поэтому толком и не понимала, оно это или нет. С двух часов дня до позднего вечера я еще находилась в отделении гинекологии, а когда схватки усилились, и мне все-таки поверили, что я собираюсь рожать, перевели в роддом. Было уже пол первого ночи. Мирослава Антоновна меня встретила в роддоме, посмотрела, и сказала в 5 утра родим. Дальше описывать не буду, скажу только, что сыночек отнесся к маме очень щадяще, мы с девченками в палате уже после обеда того дня лопались от смеха, вспоминая, какие мы были смешные, что говорили доктору, медсестре, акушерке и санитарке.

четверг, 23 апреля 2009 г.

Немного о моей жизни до рождения Артурчика

Я давно хотела ребенка, но в личной жизни как-то не складывалось. Все не те мужчины встречались, успокаивала я себя.  После получения диплома жила в Днепропетровске в снимаемой совместно с подружкой квартире. Работали мы в ПриватБанке все, и я , и Света, ее парень (теперь муж), моя сестра и ее тоже теперь уже муж, ну и конечно же все наши друзья. У меня всегда была навязчивая идея уехать заграницу. Она появилась после того, как в студенческие годы я побывала в Англии.
Ну и как раз в тот момент, когда на работе уже все достало, а личной жизни практически никакой, подруга мне рассказывает, что ее муж уже получил визу в Чехию, и она теперь ждет загранпаспорт и тоже будет оформлять документы. Естественно я сразу поняла, что это «судьба». «А можно и мне вместе с тобой попробовать?». В результате подруга ехать таки передумала потом, а я получила визу, отгуляла на свадьбе у сестры (кстати она то второй раз уже выходила…) и уехала.
Жили мы там в небольшом городке, работали на заводе, на выходных встречались с земляками, отдыхали, веселились, ходили на дискотеки, пили чешское пиво, катались по Чехии. Потом я решила переехать в столицу. Там сразу же пошла на курсы чешского языка. С работой, правда, туговато было, так как толком объясниться на чешском пока не могли. Но мечты и планы у меня конечно были. И вот как раз в это время знакомая с работы приглашает меня в гости, мол знакомить с парнем будет.